Памятка туристу, прибывающему в Париж


Блогер Игорь Бигдан опубликовал интересный репортаж о Париже.

48

Источник: ibigdan.livejournal.com

Бастилии в Париже нет. Есть площадь Бастилии и одноимённая станция метро, но крепости Бастилии там нет — её разрушили во время революции. Однако гиды очень любят, когда туристы попадают впросак с удивлённым вопросом «а где же крепость?» 🙂

Ради эксперимента задайте знакомым вопрос «Какого цвета Эйфелева башня?». Ответы, которые получал я: «чёрная, зелёная, серебристая» и т.п. Не знаю, может её в кино и мультфильмах не тем цветом изображают?..

На самом деле Эйфелева башня бежево-серая, а в лучах солнца, в зависимости от угла, отсвечивает золотым.

Вот такой цвет вблизи. Может её перекрашивают регулярно, поэтому все ошибаются с цветом?..

А здесь солнце из-за туч вышло, хорошо виден золотистый отблеск:

Эйфелева башня вас не разочарует — реально огромная и красивая. И такая «женская», с ножками в ажурных чулках:

Наверное поэтому много народу ходит «заглядывать под юбку» 🙂

Также вас не разочарует Нотр-Дам де Пари: красив, величественен, забит туристами доверху.

Собор подвергался реконструкции, поэтому сейчас выглядит не совсем «исторически достоверно», например химеры на фасаде установил по своему разумению реставратор Виоле-ле-Дюк.

Продолжаем «памятку разочарованного туриста». На бульваре Капуцинов нет синематографа 🙁 Да и называется он «бульвар Капуцинок».

Здесь есть концертный зал «Олимпия», который с 1929 по 1944 год был кинотеатром, но это явно не период популярности братьев Люмьер.

В реке Сена цвет воды морской, зеленовато-голубой. По реке плывёт туристический мусор в большом количестве, но сама вода вроде как чистая, за городом даже пляжи есть.

Ещё одно потенциальное разочарование: Еслисейские поля — никакие не поля, разве что по сравнению Монмартром. Там улочки тесные, а на Елисейских полях широкие, парк, большие здания. «Полей» в привычном нам понимании там нет.

На самом деле раньше они были полями, но потом там сделали дорогу для карет и тротуар для пешеходов, а позжепоявились дома, которые и урезали поля до широкой улицы 🙂

А вот Марсово поле под Эйфелевой башней — действительно поле. Вот только деревья на нём из Майнкрафта:

Дальше. Монмартр, романтический и грассирующий Монмарррртр, превратился японско-китайский район. Вообще китайцев в Париже живёт чуть ли не больше, чем арабов. Помните фильм «13 район»? По сценарию там живут арабы и немного европейцев. А на самом деле там живут китайцы 🙂 Ну и немного арабов.

На Монмартре, да и вообще в Париже очень много кафешек-ресторанчиков — на главных улицах они идут просто подряд, между ними с трудом втискиваются магазины и отели. И всё это работает до 12 ночи, а кафе плотно забиты с семи вечера — в это время у французов начинается «обед», длящийся до ночи. Любимый ресторанчик — это не только еда, но и место для встреч с друзьями.

Кстати, о еде. Очень часто можно видеть за столиком человека, с удовольствием уплетающего картошку фри и гамбургер. Они приготовлены в этом ресторане, в меню им отведён целый раздел и это популярная у французов еда, но возникает вопрос — чем это отличается от МакДональдса? 🙂 Там точно такая же картошка фри и гамбургер, но при этом французы МакДональдсы не уважают и там половина посетителей — арабы и негры. Китайцев в МакДональдсах нет, потому что они едят в китайских ресторанах, коих на Монмартре великое множество. В одном из таких китайских ресторанчиков я отравился рисом с креветками и потерял пол дня в номере отеля, пугая фаянсового друга 🙁

Дальше — каштаны. Они могут стать шоком для киевлян, уверенных что «Киев — город каштанов». Дело в том, что в Европе это дерево тоже очень любят, а в Париже каштанами усажено всё, что можно. Вот эти два фото сняты с одного места: километр каштанов в одну сторону, километр в другую:

Причём в Европе и соотв. в Париже встречается незнакомый мне вид каштанов — с красными цветками:

Может эти каштаны потом жарят и продают?.. Обычные белые каштаны для этого не годятся.

Поехали дальше. Метро в Париже очень старое, тесное и обшарпанное. Ориентироваться чужаку в нём сложно по двум причинам:

1. Французский язык, в котором произношение никак не связано с написанием 🙂 Я конечно утрирую, но реально сложно понять, где на схеме находится только что названная станция.

2. Неоднозначная связь направления движения и конечного пункта. Это у нас если на этой ветке поезд идёт вправо, то значит до Лесной, а если влево, то до Академгородка. А у них дорога через пару остановок «раздвояйца» и твой поезд может пойти в другую точку, прямо как трамвай. Поэтому на платформе нужно следить за табло — там указано, куда едет этот поезд, но поначалу непривычно.

Кстати, иногда в Парижском метро платформы расположены не друг напротив друга, а со смещением:

Видимо так они меньше места занимают.

Здесь встречаются автоматизированные линии, без машиниста. Узнать их можно по характерным платформам:

Здесь доступ к вагону устроен как в лифте, через двойные двери. Поезду нужно правильно припарковаться, чтобы двери вагона и двери платформы совпадали. Поскольку паркуется не человек, а автоматика, то проблем с этим нет.

На некоторых ветках вагоны ездят на резиновых колёсах:

Вместо рельс там широкие площадки, по ощущениям такой вагон мягче и бесшумнее.

Всё это говорит о том, что метро в Париже очень старое и строилось не по указке свыше, а постепенно. Менялись времена — менялись и технологии.

Днём бомжей в метро нет, потому что вход в метро платный, но к ночи они как-то туда пробираются. Где-то их гоняет полиция, где-то нет, в результате на Gare du Nord (северном вокзале) всё настолько обоссано, что на платформе невозможно находиться из-за запаха.

Бомжи — одна из главных проблем Парижа, их много и они везде. Много их потому, что социалистическая власть с ними сюсюкается, подкармливает, презервативы раздаёт, короче не жизнь, а курорт. Среди бомжей много молодых здоровых парней, которые просто не хотят работать. Встречаются креативные личности:

Это он так попрошайничает, на живца 🙂

Вторая проблема Парижа — мусор. Совершенно обычный вид для улицы:

Мусорят не только туристы и бомжи, у местных жителей какое-то другое отношение к мусору, как к норме, никто не парится. Конечно, улицы убирают и даже регулярно моют, но к вечеру опять всё замусорено.

Кстати, поскольку Монмартр — это холм, там вопрос мытья улиц решён оригинально: на вершине холма включают воду, откуда она сама растекается по улицам 🙂

Иногда мусор на улице имеет политическое происхождение. Я наткнулся на какую-то акцию, в которой неидентифицированные активисты разбрасывали бумажки, пропущенные через шредер (не Герхард).

Очень хотелось выяснить, это инсталляция или перформанс? не связаны ли как-то эти бумажки с уничтоженными архивами Януковича, но мой скудный словарный запас из «же не манж па сикс жюр» не позволил этого сделать.

Может вы разберёте, что там у них написано?

Закрывая тему о мусоре: если вам скажут, что весь Париж засран — не верьте. Много чистых улиц, даже в туристических местах.

Много старых (очень старых) зданий в хорошем состоянии — государство за ними ухаживает. На фото выше — королевская площадь, она же площадь Вож. На ней установлен памятник Людовика XIII, того самого, который был женат на Анне Австрийской.

Обратите внимание: по-французски это имя пишется как Луи, а не как Людовик. Откуда взялся этот «Людовик» и почему половина французских королей так именуется?

Пару тысяч лет назад германское имя Hlodwig (славный победитель) начало переходить в другие языки. В Германии оно постепенно видоизменилось до Людвига. А во Франции вначале было латинизировано (заменой фрикативного х) до Clodovicus — в VI веке Хлодвиг (Clovis) стал основателем королевства франков — именно поэтому его именем часто нарекали французских королей. Позже и вторая буква этого имени во французском варианте «отвалилась», и Clovis превратился в Louis (читается как «Луи»).

Тем временем в средневековой латыни шел другой процесс, в результате которого Clodovicus превратился в Ludovicus. В Средние века русские дипломаты объяснялись с иностранными королями только по-латыни. Другая сторона отвечала им также на латыни, так что при переводе королевских грамот русскому царю имена латинизировались. Так французские Луи стали в русском языке Людовикусами. При Петре I латинские имена сократили на немецкий манер, убрав окончания: Людовикус — Людовик. Другим тоже не повезло: француза Анри в России называли Генрихом, испанца Фелипе — Филиппом, англичанина Джеймса — Яковом. А баварца Людвига — тоже Людовиком, чтобы уж без обид.

Конечно, не все короли во Франции были «Луями» (как это будет правильно во множественном числе?), а эту площадь имени Луи тринадцатого и вовсе построил его отец — Генрих IV, основатель французской королевской династии Бурбонов.

На этой площади в разное время жило много известных людей, например поэт и писатель Теофиль Готье. «Капитана Фракасса» в детстве читали? 🙂

А чуть правее жил Виктор Гюго. Сейчас в его доме музей, в котором, к сожалению запрещено снимать. Там целый этаж посвящён роману «Человек, который смеётся», которого за это время стопитцот раз экранизировали.

Кстати, в одной из самых известных экранизаций, немом кино 1928 года, снялась русская актриса Ольга Бакланова.

Памятных мест и памятников в Париже очень много: город старый и сумел пережить Вторую Мировую войну без особых разрушений.

Блогер delfin-iya, которая любезно согласилась выступить в роли гида, часто употребляла фразы типа «а, это новодел, 19-й век». Нормально так, дому скоро 200 лет, а выглядит хорошо и люди в нём живут.

Это отель 16 века:

А этим фахверковым домам примерно 800 лет. Это к вопросу о «ненадёжности каркасного строительства».

Часы на храме, идут с 1627 года:

На вид обычное кафе:

Но оно здесь работает более 500 лет без перерыва:

И вот среди этого парижане и живут. Понятно, что для них 19-й век — это новодел 🙂

Много ещё фотографий, всё в один пост не помещается. Париж оставил смешанные ощущения. Исторически очень интересен, особенно если изучаешь жизнь всех этих Людовиков — здесь на каждом углу следы их деятельности. Поклонникам Дюма здесь тоже в кайф 🙂

Но как парижане живут в городе, переполненном туристами, машинами и бомжами — лично мне непонятно. Я бы не смог. Париж — вроде Питера, в таком городе нужно родиться или провести юность, чтобы любить его.

Вообще чем больше езжу, тем больше понимаю, что у нас хорошо. Особенно когда весна и когда на нас никто не нападает.

Читайте также:
Самые впечатляющие сады и парки Франции

Поделитесь постом с друзьями!



Этим детям нужно поверить в чудо! Делаем доброе дело для онкобольных детей. Смотрите видео и подписывайтесь на наш YouTube-канал!


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях VK.com, Twitter.com, Facebook.com, Telegram, Viber, Instagram и Дзен, чтобы не пропустить интересные обновления!