Рассказ: «Дружок»


Вчера на собеседовании мне задали один очень каверзный вопрос: считаю ли я себя хорошим человеком? Без загвоздки я ответил, что да. А потом задумался. И на ум сразу же пришел один случай, который произошел со мной в детстве. Я редко о нем вспоминаю. Хотя нет, я стараюсь о нем не вспоминать, но это нелегко. Временами он как-то сам собой всплывает из картотеки не самых лучших моментов моей жизни. А дело было так…


В 7 лет мне подарили собаку. Мама принесла коробку и сказала:
— Осторожней. Он живой. Теперь вы станете друзьями.

Щенок, немецкая овчарка, смотрел вокруг непонимающими глазами, а потом неуклюже подошел ко мне и лизнул.

— Какой хороший, — сказал я и погладил щенка.

Я рос. Но собака, которую я почему-то назвал Дружком, росла быстрее.

Он часто провожал меня в школу, а затем покорно ждал полудня, пока я не вернусь после уроков. Если я где-то задерживался (чаще всего меня оставляли после уроков), Дружок отправлялся на поиски. Заметив меня, он всякий раз начинал быстро вилять хвостом, радостно поскуливать и приветствовать, становясь на задние лапы.

— Дружок, какой же ты у меня здоровский.

Собаке было уже 5 лет, но я по-прежнему не забывал поздравить Дружка с днем рождения. Точную дату я не знал, но для себя выбрал 5 сентября — день, когда мама принесла скулящий комок домой. У каждого ведь должен быть день, когда ему дарят подарки и обнимают чуть больше, чем в остальное время.

По вечерам, когда на улице уже стемнеет, а весь двор освещается фонарями, я выходил на прогулку. Со временем я стал гораздо теплее вспоминать то время. Даже сейчас это было, есть и будет оставаться чем-то своим, родным и сокровенным. Я, мама и Дружок.

— Давай, кто быстрей до леса и обратно, — скомандовал я Дружку.

Такие пробежки я, конечно же, проигрывал. Дружок часто давал мне хорошую фору, а потом как рванет! Сделает круг и лениво поглядывает в мою сторону. А мне еще бежать добрых 100 метров.

Вечером того дня мама задерживалась на работе. Мне только-только исполнилось 12. Я отлично это помню. Мама мне позвонила и сказала:
— Выгуляй Дружка. Я буду поздно.

Как только я взял поводок в руки, Дружок был тут как тут. Озорной взгляд и быстрое виляние хвостом говорили о том, что к сегодняшнему забегу до леса и обратно Дружок был готов во всеоружии.

Мы вышли на улицу и последовали привычным маршрутом. Дружок как-то непривычно сильно тянул поводок.

— Куда же ты так спешишь?

Мама не разрешала отпускать Дружка с поводка, пока не отойдем подальше от детской площадки. На этот раз и я решил последовать ее примеру. Мы зашли за дом и прошли метров 200 в сторону леса. Было уже темно, но вдалеке я заметил приближающуюся компанию. Человек 10 довольно громко о чем-то спорили и размахивали руками. Предчувствие, которое меня охватило в тот момент, ничего хорошего не сулило.

— Малой, стой! — Крикнул кто-то из толпы.

Дружок осторожно приподнял одно ухо и стал грозно поглядывать на враждебно настроенную компанию.

— Что это ты тут делаешь? В темноте, да без мамочки. Не боишься?

— Не боюсь, — скорее сам для себя ответил я. А внутри все перевернулось.

— А если так?!

Непонятно откуда, самый здоровый из всех достал газовый пистолет.

Я замер в ожидании. Алгоритмы действий в моей голове закончились. Как мог поступить 12-летний подросток в этой ситуации? Бежать? Броситься на обидчиков с кулаками? Вместо всего этого я просто стоял и ждал, сам не знаю, чего.

Дружок, предчувствуя опасность, грозно зарычал. Шерсть на спине встала дыбом. Он был единственным, кто находился между мной и этими отморозками. Он был единственным, кто точно знал, что делать в этой ситуации: любой ценой защищать хозяина. Но даже в такой понятной последовательности действий случаются поломки.

— Быстро привяжи собаку вон к тому столбу. Иначе вам обоим несдобровать.

Словно под гипнозом я подчинился, и уже спустя минуту Дружок был привязан к столбу на короткий поводок.

— А теперь бери эту палку.

Парень с пистолетом протянул мне увесистую дубину.

Дрожащей рукой я взял ее. В голове не было ни одной идеи, что мне делать дальше.

— Ударь собаку.

Я с ужасом посмотрел вначале на дружка, который время от времени рычал и лаял, затем на всю компанию сразу, ища хоть малейшую поддержку в незнакомых лицах.

— Бей, я сказал!

Я несильно размахнулся и ударил собаку. Дружок взвизгнул и посмотрел на меня.

— Еще раз! Бей сильней, если не хочешь, чтобы я всадил тебе вот из этого, — он покосился на пистолет, — прямо в голову!

Я размахнулся и ударил Дружка уже сильнее. После этого удара он не издал ни звука, послушно сел, словно бы смирившись со своей судьбой, и начал смотреть на меня своими большими коричневыми глазами.

— Еще сильней!

Я почувствовал дрожь во всем теле, голова закружилась.

— Бей его!

Я размахнулся и со всего размаха ударил Дружка по спине. Собака не шелохнулась, не издала ни звука, не попыталась защититься.

— Ты же видишь, ему не достаточно, он даже не взвизгнул! Заставь его.

На этот раз парень подошел ко мне на расстояние вытянутой руки и саданул рукояткой пистолета по щеке. Я почувствовал, как обжигающая капля крови устремилась вниз по лицу. Дружок залаял на него.

Как только я поднял дубину, он снова умолк. Принял прежнюю выжидающую стойку и покорно смотрел на меня.

Размахнувшись, что было силы, я нанес удар.

Что-то хрустнуло. Стало очень тихо. Я слышал, как бьется мое сердце. Возможно, из-за того, что я был еще ребенком, мой мозг придавал слишком большое значение существующим только в голове деталям. Но последний взгляд Дружка был каким-то почти человеческим и осознанным.

Он искал ответы на вопросы, я искал оправдание.

Собака обмякла и повалилась на мокрую от крови и измороси траву.

Прошло еще несколько секунд.

Я стал взрослее. Дружок закрыл глаза и умер.

Автор: Андрей Романов

Поделитесь постом с друзьями!